tag. -->
Неділя, 23.02.2020, 19:19
Для контактів gnizdichiv@mail.ru, Гість | RSS
Меню сайту
Рекомендую
Статистика
bigmir)net TOP 100

 

  1. Социально-экономическое развитие Гниздичева
  2. Церковь в гнездачев
  3. Школа и библиотека в Гнездычеве

Все права на материал принадлежат - Василию Лабе украинскому  краеведу и историку http://www.vasyllaba.narod.ru/

Школа и библиотека в Гнездычеве

Читальня в гнездычевВ мае 1885 года община по инициативе о.Каличинського и учителя Котовича начала сооружение общественного здания, в котором осенью планировали открыть читальню и кооперативную лавку. На строительство этого дома госпожи Стаженська подарила 7000 кирпичей [32, ч.85 / 1885]. Был он построен-неизвестно.Открытие читальни состоялось 1886 года и об этом сообщалось во львовских газетах "Русская рада" (ч.24) и "Слово" (ч.131).Сейчас трудно сказать, когда именно была основана читальня, но в прессе 1891 есть упоминания о ней. Очевидно, что это была читальня москвофильского "Общества им.М.Качковского" и как можно догадываться она обветшала после смерти ее организатора о.Антона Каличинського в начале 1895 года. В конце 1897 или в начале 1898 года читальня "Общества" вновь возобновила свою работу в деревне и благодарила матерном обществу за присланные книги [29,4.33 / 1898]. В 1913 году читальня "Общества" имела 37 членов. В селе также работала молочарский союз "Трезвость" (93 членов) [39, с.139/1913]. Община купила для читальни здание бывшей корчмы. Люди в селе, по мнению москвофильской газеты, были "сознательные русские" [31, ч.23/1913].За годы мировой войны "кацапского" настроения исчезли из села и в 1922 году здесь возникла читальня общества "Просвита". Видимо она не развернула работы в условиях польского оккупационного режима и 1926 году Иван Максимов, Семен Микитчин, Петр Максимов, Юрий Пущакта другие восстанавливали ее работу [20, с.24].В 1930-х годах в селе активизировалась деятельность "Просвещения". В значительной степени этому способствовал о.Андрей Лукомский и его жена Антония. Священник возглавлял читальню до 1939 года. От 1931 года при читальни работал хор из 35 человек, драматический кружок из 15 человек. Библиотека "Просвещения" имела 225 книг. В 1935 году 111 читателей вместе прочитали 1007 книг из библиотеки [20, с.10]. В августе 1933 года руководителями читальни были выбраны о.Антин Лукомский, Филипп Семчишин, Сенько Микитчин, Илья Пу-щак, Василий Пирог, Степан Михайлунив, Яков Борис, Иван Иванов, Иван Кушнир, Филипп Маркив. И.Иванив руководил смешанным хором из 40 певцов и певиц [20, с.4]. Несмотря на то, что читальня находилась в винаймлений доме, в ней регулярно, раз в неделю происходили громкие чтения. Читали Стах Пущак, Теодор Борис, Василий Швед и другие. Читали газеты "Наш флаг", "Новое время", "Стрыйская мнение", "Воскресенье", "Цель", юмористический журнал "Комар", а также историческую прозу [20, с.7]. При читальни также работала кооперативная лавка "Наша сила". 1934 читальня имела 228 членов, которые ежегодно должны были платить по 1,20 зол членских взносов. За эти деньги читальня выписывала газеты и покупала новые книги. Прибыли читальные от представлений и забав были незначительны, потому что власть часто запрещала проводить массовые мероприятия. Наконец, для вы тав не было подходящего помещения [20, с.6]. Власть действовала грубо. Например, когда руководители читальные решили устроить 14 апреля 1935 Шевченковский концерт и за две недели до этого сообщили староство, то какой-то польский чиновник лишь 13 апреля сообщил, что староство запрещает концерт и в лучшем случае может дать разрешение только на забаву [21, с. 1]. В 1936 году "Просвита" купила площадь для строительства собственного дома. 4 февраля 1936 председатель читальни о.Лу-Комский и секретарь Сень Никитин просили разрешения у митрополичьего ординариата на продажу читальные 7 аров церковного поля посреди села за 70 зол. На общественных землях не было соответствующего участка под читальню, а хозяева за свои земли ставили высокую цену. Одновременно о.Лу-Комский другим листом убеждал консисторию, что эта площадь стоит 50 зол и будет записана на церковь. Если в читальне будут антирелигиозные или антиморальные проявления, то построен "Народный дом" станет собственностью церкви [17, с.14-15, 21]. Летом 1936 года читальня организовала детский сад, которым руководила Ольга Юшкевич с Выбранивка. Посещали этот садик 82 детей.До 1939 года читальня имела 312 членов, в ее библиотеке было 342 книги. В читальню поступали 6 газет. Крестьяне также выписывали 9 различных газет. В течение 1938 года она организовала фестивали, 7 праздников, 5 забав, 3 представления, 18 лекций [20, с.ЗО].Школа в гнездычевРоль образования в жизни крестьян трудно переоценить. В древнейшие времена образование начиналась от науки в благодарность, у которого дети учились считать, молиться, а также читать церковные книги. Те школы были нерегулярными и их деятельность зависела преимущественно от субъективных факторов. Известно, что еще во время генеральной проверки приходов 1764 епископ М.Шадурський приказывал священникам учреждать в селах школы-дякивкы, в которых должны жить благодарности. Школы должны быть недалеко от церкви и находиться под опекой приходских священников. Неизвестно, когда именно появилась такая первая дя-кивка в гнездычев.27 апреля 1788 львовская консистория направила в приходе директивного письма, которым приказывала священникам поощрять крестьян ссылку детей в школы, показывая им пользу от обучения [10, с.ЗЗ]. ЗО июня 1789 львовский епископ Петр Билянский приказывал, чтобы парохи везде пытались основывать школы при церквях и найпиль-нише ними занимались. Бы в этом деле были какие-то препятствия, то описав все, через деканов имели обращаться в консисторию [10, с.38]. 14 июня 1791 епископ повторил свой приказ священникам всеми силами наклонять детей к обучению, подыскивать учителей из числа способных учеников, а даже самым учить детей читать в школах и убеждать родителей давать детей к обучению [10, с.44]. 29 мая следующего годаБилянский приказывал священникам основе губернское распоряжение № 12774 от 25 апреля 1792 года, чтобы каждый из них изо всех сил агитировал людей до основания и содержание школ и ссылки к ним детей [10, с.47].Уже в конце 1815 парохи получили распоряжение консистории о необходимости создания приходских школ. В тех местностях, где уже были такие школы, парохи имели агитировать общины и доминии к увеличению платы учителям, а также подыскивать людей, способных к учительскому труду. Губернское власти также предписывала, чтобы было организовано повторяющиеся обучения, которые закончили школы, в праздничные и воскресные дни в послеобеденное время, чтобы дети не забывали изученного в школе материала [11, с.14, 19]. Возможно, что именно в этот период возникла школа в гнездычев. Летом 1820 года краевая власть приказывала, чтобы учителя не заставляли учеников ходить в школу во время жатвы [11, с.28]. Осенью того года губернское власть приказала деканам проверять национальные школы не раз в год, как было до того, а раз в полугодие [11, с.ЗО]. С ноября учителям разрешено иметь индивидуальные занятия с учениками, которые плохо учатся, но проводить их с ведома директора [11, с.ЗО]. В мае 1821 губернское власть требовала от священников, опекунов школ, подать годовые отчеты в которых четко указать, сколько детей в селе должны ходить в школу и сколько реально ходили, сколько умеет хорошо читать [11, с.32]. В декабря 1821 года для приходской молодежи была издана книга "Чин утренний и вечерний" (цена 14 кр). Каждый священник должен был сообщить церковной власти сколько таких книг нужно прислать в приход из Львова [11, с.35]. Весной 1822 император освободил от почтовых оплат переписки в школьных делах [11, с.37]. Консистория обижних письмами сообщала прихода о пустующие места учителей в разных местах Галиции [11, с.38]. 5 июня 1822 император приказал, чтобы в школах Галичины между праздником Рождества и Новым годом было лишь 2 праздничные дни: Рождества и св.Степана, а каникулы, чтобы продолжались от 16 июля до 31 августа [11, с.38]. В 1824 году консистория приказывала священникам наблюдать, чтобы дети не занедбувалы повторительного обучение после окончания школы и подавать подробные отчеты о деятельности школ, в которых указывать, что дети умеют по-украински, по-польски и по-немецки [11, с.44] .Упоминания о приходскую школу в гнездычев есть в церковных документах 1837 [15, с. 120].В 1855 году в местной школе учились всего 16 детей. Первый год учились Иван, Семен и Федор Салдана, Иван, Петр, Екатерина и Юлия Шведы; Василий Пирог, Василий Кушнир, Иван Розмаринович, Евдокия Ми-Китчин, Екатерина Павловская. Четверо из них имели по 6 лет, другие-до 10 лет. Второй год учились Петр Максимов, Семен Борис, Иван Никит-чин и Михаил Салдан (имели по 11-12 лет. Учителем был Михаил Добрянский. Приходили сюда также две девочки из Кавское и одна еврейская ребенок с Демидова. Видимо школа в селе была с давних времен, ибо два представителя общины Винцент и Василий Микитчины смогли поставить собственноручно свои подписи (польскими буквами) [12, с.1].В 1859 году местная школа-дякивка была преобразована в более упорядоченную тривиальную школу. При этом были четко определены права и обязанности учителя, а также общества перед школой. Тривиальной называлась потому, что учили в ней трех главных наук-читать, писать и считать. В 1865 году община увеличила оплату учителя тривиальной школы из 126 до 200 зр [35, ч.68/1865]. 16 августа 1865 наместничество утвердило акт фонда школы [7, с.9]. В 1876 году здесь учительствовал провизоричний учитель Владислав Зроговський [35, ч. 127/1876].В школьной анкете 1874 указано, что школьный дом стоил 500 обр. В нем жил учитель и в одной комнате происходило обучения. В этой комнате было 5 лавок, 2 стола, шкаф, часы, доска, вызов глобус. Вместе весь этот инвентарь стоил 48 обр. Для ведения хозяйства учитель имел возле школы стаенку (6 зр) и крошечный город (2 ары), стоимостью ЗО обр. Для отопления школы община давали 6 сягив дубовых дров (стоимостью ЗО зр), платили 12 обр на оплату сторожу и 10 обр на канцелярские расходы. Учитель получал 200 зр платы [7, с.6-7]. До 1872 года учитель должен еще с этой платы покупать дрова для отопления.По статистическим данным в Галичине 1873 на 100 детей, способных к обучению, посещали школу только 15 детей (в Чехии-77) [38, ч. 12/1874]. Скудным было материальное обеспечение школ: 1 лавка приходилась на 20 учеников, 1 часы на 5 школ, 1 звонок на 3,4 школы, 1 шкаф на 2 школы, 1 глобус на 2,6 школы, а с 2764 школ 284 не имели классной доски . При этом 12,4% школ не действовали. Основной причиной было то, что вакантными были 11% учительских должностей. Резвились том, что средний оклад учителя составлял 204 зр в год [38, ч.47-48/1874]. Итак гниздичивська школа еще была среди лучших.В 1874 году в селе было 83 детей школьного возраста (от 6 до 12 лет). Далеко не все из них ходили в школу. В три предыдущих года школу посещали соответственно 23, 29 и 33 детей [7, с.7].В 1874 году школа получила статус етатовои и оклад учителя вырос при этом до 300 зр (200 от общества, 38 от двора и 62 из краевого школьного фонда). Был объявлен конкурс на должность учителя. 72% средств на содержание школьного здания должна была давать община [7, с. 10-11]. Етатова школа уже находилась под государственным контролем.От 1885 года в ней учителем Иосиф Ольминский. Он получал от общества 126 зр в год. В 1859 году в ней обучалось 70 детей. Однако неизвестно, насколько точны эти данные, так церковный Шематизм 1867 свидетельствует, что тривиальная школа в селе основана в 1860 году и преподавал в ней с 1853 года Михаил Добрянский. В 1867 году школу имели посещать 42 ребята и 35 девушек, а фактически ходили на обучение соответственно 21 и 4 детей. Наверное, в какой-то из цитируемых документов закрытоголась ошибка. В 1865 году община подняла оплату труда учителя из 126 до 200 зр в год, а также собрала 6 зр в пользу учительской семинарии во Львове.Но в целом действительно трагическим выглядит то, что осенью 1883 года среди 336 000 галицких детей школьного возраста, освобожденных от школьного обязанности, было более 120 тысяч таких, которым бедные родители не могли купить ни школьных принадлежностей, ни зимней одежды [37, ч . 1/1886]. В 1890 году в Галичине только 13% детей школьного возраста посещали школу. Вне школы оставалось 390000 детей [36, ч.11/1892, с.172].Летом 1894 года общественный совет решил, что больше не будет собирать от каждого хозяина деньги для оплаты учителя. Для этого были установлены 13% приложения к оплачиваемых каждым из них государственных налогов [36, с.16]. Это было лучше и для самого учителя, потому что стал получать жалованье без задержек и в полном объеме. Раньше у него часто возникали на этой почве недоразумения с отдельными хозяевами, ибо не платили из-за недостатка средств. С государственными налогами такие шутки не проходили, потому что тогда в село приходили экзекуторы, которые за недоплаченные налоги забирали из дома вещи.Со временем село разрасталось, детей становилось все больше и они отнюдь не вмещались в школе. Тем более не мог с такой массой справиться единственный учитель Иосиф Котович. В 1893-98 годах в школу соответственно было зачислено 159,166,164,159,160 и 192 учащихся на ежедневное обучение [36, с.57]. Они занимались в 4 отделениях. В первых двух обучение продолжалось по рок, а в двух последующих-по два года. Обучение в едином классе происходило в две смены. При этом учитель втискав в одно помещение учеников двух отделений. Пока с одними занимался устными упражнениями, другие выполняли письменные задания. Конечно, эффективность такого обучения была низкой, потому что дети не могли концентрировать внимание на своей задаче, когда учитель работал с другим классом. Но другого выхода не было. От октября 1892 здесь ежегодно работал надетато-ный класс, с которым работал временный учитель, который имел оклад 200 обр. 1 зр в день зарабатывал рабочий на жатве. Учительский труд была очень низкооплачиваемой.Стоит отметить, что по тогдашним учебными планами дети, которые после 12 лет заканчивали ежедневное обучение, должны были еще в течение трех лет посещать в воскресные и праздничные дни так называемое дополняющее обучения, на котором должны повторять изученное и глубже изучать основы сельского хозяйства. Но редко какая школа имела для этого соответствующие условия, а тем более трудно было снова загнать детей за школьные скамьи.Уже с 1895 года в селе был поднят вопрос о преобразовании школы на двухклассную, но общественный совет не хотела увеличивать платы на другого учителя. Краевая школьный совет всячески оттягивала решение этого вопроса, потому что тоже не хотела, или не могла выделить на это сме тов. Осенью 1898 года краевая школьный совет согласилась оказать помощь для строительства новой школы в гнездычев [29, ч.216/1898]. Наконец сентября 1899 школа получила статус двухклассной [7, с. 18].В 1909 году руководитель школы Евстах Котович добился разрешения крае-вой школьного совета на открытие здесь второй надетатового класса. Осенью того года школа приняла 308 учащихся [7, с.84]. Двуклассная школа с двумя помещениями (9 х 6 и 8 х 6 метров) была слишком тесной для такого количества детей и общественном совете приходилось нанимать дополнительные помещения.В те времена труд учителя требовала большого героизма и самоотречения. По статистическим данным 1905 года на 100 умерших учителей 27 имели до 10 лет стажа, 45 - до 20 лет, 24 - до ЗО лет, 4 - до 40 лет стажа [36, ч.1/1906, с.367]. Имея мизерную зарплату, учителя хронически недоедали, а работая в переполненных классах, с детьми, часто с детства были поражены туберкулезом, учителя и сами схватывали эту страшную болезнь. "Учителя старшие-это тени, скелеты обтянутые желтой кожей, без Каплин животворящей крови, с поседевшими перед тем волосами. Грудь у народного учителя зажгись; дыхание тяжелое; в многих случаях это не дыхание-а свист и храпине, прерывное напрасно приступами кашля. Учителя со здоровыми грудью редко где найти; почти кождий имеет удушье (астму), чахотка, или хотя бы начала ее "[36, ч.23-24/1908, с.350].Такое отношение австрийской (правильнее польской по этническому характеру) власти к развитию образования в Галичине привело к тому, что в 1910 году здесь среди неграмотного населения украинского составляли 79% [36, ч.7/1910, с.222].В 1910 году школьный бюджет был установлен на уровне 500 зр (120 на содержание дома, 40 на инвентарь, 210 на отопление, 100 на оплату сторожа, ЗО на оплату проезда ксендза с Кохавино, который проводил уроки религии для римо-католиков) [7, с.88].В 1913 году в селе работала двуклассная школа с 4 учителями. В школе было 348 учеников (среди них 8 поляков и 8 евреев) [39, с.139/1913].В 1922 году в селе дальше учительствовал Котович, потому газета сообщала о его аресте перед выборами в сейм и сенат в ноябре 1922 года [34, ч.9/1922]. Наверное был хороший украинский патриот, если его арестовали поляки.От 1 января 1924 школа стала 4-классной [7, с.18].В 1925 году жители Гниздичева внесли в уездной школьного совета 104 декларации с просьбой ввести для их 186 детей украинский язык обучения в местной 4-классной школе. Школьный инспектор О.Тарас 15 мая прибыл в село для проверки и в ее ходе выяснил, что людям подсказал идею заполнения деклараций о.Михайло Хавлюк, катехит с Жи-дачева. При этом добавил, что в его присутствии люди высказывались за 2-языковое обучение в школе, а 23 родителей подали декларации с требованиями-гаммы польского языка обучения для своих 53 детей. Он предлагал кура-тории с 1 сентября ввести в школе двуязычное обучение [8, с.1 -2]. Куратория благосклонно отнеслась к его заявлению и 31 ноября "одарила" Гниз-дичив необходимым решением [8, с.4].1930 года в 5-классной школе учились 235 украинских детей [39, с.41 / 1930]. В следующем году в школе учились 272 греко-католики, 8 римо-католиков, 2 иудеи [39, с.64/1931].В декабре 1932 года о.Андрей Лукомский от имени украинской общины передал школьной власти 167 деклараций с требованиями ввести в школе обучение на украинском языке для 259 детей [8, с.7]. При проверке власть признала действительными декларации для 190 учеников. Поскольку в 1933/34 учебном году в селе было 298 детей школьного возраста (287 греко-католиков, 10 римо-католиков и 1 иудей), то уездная школьная власть подсказывала кураторы "соломоново" решение. Оно было таким: "Поскольку в селе не требовалось украинского языка еще более для 20 детей (кроме тех, для которых это требовалось), то предлагается оставить здесь двуязычное обучение. Декларации за польский язык обучения из общины не вносились" [8, с. 14]. Но "мудрая" Куратория считала, что родители этих детей видимо хотят польского языка обучения. Куратория 14 июня 1933 послушно приняла предлагаемое решение [8, с.16]. Общество 16 сентября подала жалобу министру, подчеркивая, что Куратория откровенно нарушает польские законы, потому из общины никто не подавал деклараций за польский язык обучения [8, с.17]. Министерство долго видмовчувалось, а 16 июля следующего года подсказало львовской кураторы, что наверняка уездная школьный совет запустила свои обязанности, если с Гниздичова никто не подал деклараций за польский язык обучения [8, с.27].Наконец в ноябре 1934 года министерство сообщило о.Лукомського, что в гниздичивський школе вводится украинский язык обучения [8, с.64]. Справедливость восторжествовала.В межвоенный период в селе работали учителя Кушлык, Панькив, Ван чицький, Нарожняк, Скалений, Ивасик, Касарабата Болеховский, которые поднимали национальный дух в гнездычев [24, т.н., с.498]. Директором школы после войны был назначен Колович. Его жена Мария происходила из чертежей и тоже учительствовала в гнездычев с осени 1920 года. Супруги мало 5 детей.

календар
Курс валют
фк кохавинка
WMmail.ru - сервис почтовых рассылок
Випадковий анекдот